Почему в Украине не используются научные достижения в растениеводстве ?

К сожалению, однозначного ответа на этот вопрос нет. Вроде бы все  есть для успешного продвижения всего передового, а в действительности - полная пробуксовка. Это утверждение базируется на простом сравнении роста затрат на гектар и прироста урожайности. Эти показатели совершенно не параллельны. Ведь рентабельность формируется  в основном за счет варварской эксплуатации почвенного плодородия, повышения цен и немного - за счет дотаций.  При такой эксплуатации природное плодородие иссякнет уже через ближайшие 100 лет, останется уповать на цены и дотации. Думаю это тупиковый вариант.

Внедрение научных достижений в любой области происходит через усовершенствование и уточнение нюансов технологий.

Одной из важнейших задач науки является поиск причинно – следственных отношений. Правильное определение взаимозависимости и как можно более точное определение корреляционных связей во взаимоотношениях исследуемых процессов и является научным достижением. Целые школы ученых соперничают в правильности определения причинно-следственных отношений и в поисках корреляций.

Совершенно очевидно, что для внедрения научных разработок в практику сельскохозяйственного производства необходимо:

Во первых - наличие самих научных разработок, несущих новые знания и доведенных до уровня технологий;

И во-вторых - наличие заинтересованной среды, способной принять эти разработки и внедрить их в производственный процесс.

Первым камнем преткновения является сама наука.

Одной из работ, проливающих свет на положение дел в аграрной науке, является публикация члена- корреспондента НААН Украины О.Иващенка «Чому у нас не канадські врожаї» (Зерно № 9 (53) сентябрь 2010).  Статья академика весьма актуальна, но написана она довольно обтекаемо и осторожно. Оно и понятно -  как академик будет критиковать организацию, где он трудоустроен,  получает свою заработную плату и рассчитывает получить неплохую пенсию?

А ведь стоило бы сказать прямо – аграрной науки в Украине практически нет. Остались только отголоски былой славы и достижений прошлых лет. В Советском Союзе была широко развитая сеть институтов для научного обеспечения сельскохозяйственного производства. После распада СССР в Украине была создана Украинская академия аграрных наук, в которую  вошли 176 научных организаций. 32 из них ранее имели союзное подчинение. На тот момент в Академии оказалось более 7 тысяч научных сотрудников, из которых было почти 300 докторов наук и более 3 тысяч кандидатов (справочник Украинская академия аграрных наук. Киев, Аграрна наука 1996).

Кроме институтов узкой специализации  со своими филиалами по основным регионам, в  каждой области существовали комплексные сельскохозяйственные станции с отделами растениеводства,  овощеводства, животноводства и т. д., со своими стационарами, племенными репродукторами, опытными хозяйствами и многим другим. В настоящее время эти станции повысили в ранге,  переименовав их в институты агропромышленного производства. Но переименование науки не добавило. На нищенскую заработную плату сотрудникам наскребают по сусекам, а на науку (эксперименты) средств уже не остается.

Необходимо подчеркнуть, что  в растениеводстве культивировалась  только традиционная технология - со вспашкой, культивациями и т.д. и которой уже  сотни лет. Но и при этом все равно находились вопросы подлежащие изучению и уточнению. А если взять настоящее время, то не слышно о закладывании стационаров по современному земледелию с минимальными и нулевыми технологиями, интегрированными системами защиты растений, передовыми подходами в области использования различных форм удобрений и др.

Существование понятия о том, что все познается в сравнении, в данном случае подтверждается в очередной раз.

Безбоязненно  можем констатировать, что от былых программ и тематик остался только антураж (оболочка). Для надлежащего содержания старых стационаров средств нет, но названия сохраняем, и выводы повторяем из пятилетки в пятилетку.

Хочется обратить внимание на то, что существует принципиальная разница между такими понятиями как «научный сотрудник» и «ученый».

Выпускника института обучали основам в его дисциплине, и главное надежно закрепляли знания - в каком учебнике можно найти ответ на тот вопрос, который может возникнуть в процессе работы.

Для научных сотрудников существовало негласное требование – «ученым можешь ты не быть, но кандидатом стать обязан». Кандидат наук – это специалист, который  способен предложить программу экспериментов позволяющую найти ответ на поставленный вопрос. Заложить эксперимент, провести учеты и обработать полученные материалы согласно требуемой статистической точности. Написать диссертацию (пространное заявление о повышении заработной платы), и, соответственно, публично защитить свои выводы.

Доктор наук – это специалист способный ставить вопросы для исследований, способный самостоятельно развивать направление в исследованиях, организовать  определенную школу исследователей в выбранной специальности.

Наличие степени подтверждает, что человек является научным сотрудником, но совсем не обязательно, что  он является ученым. Ученый от научного сотрудника, не зависимо от степени и звания отличается тем, что он способен мыслить системно. Способен  выбрать из множества факторов наиболее значимые и определяющие сущность изучаемого процесса. Может  заметить внутренние взаимосвязи и прогнозировать динамику развития изучаемого явления. И самое главное - увидеть и показать возможности комплексного решения проблемы с учетом достижений в смежных областях научных знаний.

К большому сожалению, в Украине полностью деградирован не только статус ученого, но и статус научного сотрудника. Степени и звания присуждаются не в зависимости от вклада в научные разработки, а от занимаемой должности и толщины кошелька. Можно, конечно, привести и конкретные фамилии, но, боюсь, моих средств на судебные издержки уж точно не хватит. Тем, что уровень требований к качеству научных материалов (отчеты, диссертации) опустился «ниже плинтуса», никого не удивишь. Остается произносить – имеем то, что имеем.

Получается, что как минимум, технологической сельскохозяйственной науки способной дать ответы на современные вопросы растениеводческой практики НЕТ.

Чтобы не быть голословным приведу пример. В середине девяностых годов мне в руки попал реферат докторской диссертации по экономике виноградарства. Половина реферата была посвящена тому, что без дотаций развивать виноградарство в области невозможно. Вторая половина, наоборот, сплошные дифирамбы высочайшей рентабельности выращивания винограда. Главная формула расчета рентабельности в своем составе имеет обыкновенные и десятичные дроби одновременно. А выводы конечно - только положительные. Ладно, было бы достаточно безвредным если бы автор просто пополнил собой среду академических докторов. Но он-то стал академиком УААН, советником Президента страны по вопросам агропромышленного развития и  присутствовал на годичных собраниях Аграрной Академии. Важно восседал в президиуме собрания и обучал и наставлял, как и куда двигаться аграрной науке.

Следующий случай. Будущий доктор собирается ехать на защиту, «собственный» автореферат не прочитал, и читать не собирается. Таким образом, он уже защитил кандидатскую диссертацию, и будет теперь «защищать» докторскую. Подчиненные ему все написали, напечатали, нарисовали, словом - все приготовили. Читать якобы «свой» реферат ему не досуг. Я написал официальное письмо в ВАК с подписью. Реакции конечно никакой. Результат: соискатель уже доктор наук, оракул и оказывается даже крупный ученый. Коррупция в полной красе.

Не могу обойти стороной острые цитаты и предложения высказанные в работе Юрия Михайлова – Лікар сказав у морг – значить у морг (Агробізнес Україна № 4, 2010)

-          наука це світло, а академіків – тьма;

-          хто вміє – робить, хто не вміє – вчить, хто не може вчити – керує;

-          витрати бюджетних коштів на українську аграрну науку це, горілка без пива – гроші на вітер;

-          українська аграрна наука нікому не потрібна, окрім самих функціонерів від аграрної науки;

-          цитує те що сказав О.Баранівський (екс – міністр аграрної політики України) – додамо до цього відсутність вітчизняної генетично-селекційної бази по всіх напрямках рослинництва (можливо, окрім зернових) і повну бездарність академіків економічного відділення нашої академії, які не спромоглися за двадцять років розробити хоч яку аграрну політику, і прийдемо до однозначного висновку: «ліпше зайвого бика вигодувати, ніж утримувати вченого».

Кроме этого в статье имеются и более радикальные предложения, вообще закрыть Национальную академию аграрных наук Украины. Фундаментальные исследования перевести в университеты, а прикладные оставить производственным частным фирмам.

С этим трудно не согласиться.

Волею судьбы я сделал открытие (опубликовано и в ж. Зерно № 8 и 9, 2010 г.), которое объясняет причины засухоустойчивости растений. И первое, что меня удивило, так это отсутствие регистрации открытий в Украине. Во всем мире страны гордятся, что у них есть открытия. Зато Украина их даже не регистрирует. Понимание того, что я получил что-то важное, ко мне пришло как раз в период смены президентов в УААН. Приступивший к должности академик Зубец М.В. порекомендовал мне апробировать мои знания в южных институтах Академии. Одним из первых институтов, куда я обратился, был селекционно-генетический в Одессе. Целый день я рассказывал суть вопроса по очереди. Вначале директору В.М.Соколову, затем двум докторам, честно скажу - уже не помню кому. Первое что меня удивило, так это то, что вместе собраться они ну никак не могли. Пришлось три раза в течении дня все повторять, что засухоустойчивость агроценозов в зависимости от их состояний отличается в 12 раз, тогда как сорта дают различия всего на десятки процентов. Но это было бы ничего, если бы был результат. Результат-то ведь был такой – ученому совету института не интересно мое будущее сообщение. Представьте себе - не дать слово для сообщения пускай даже бредовой идеи. И это по направлению президента Академии. А как можно получить поддержку в таком институте в чем-то новом человеку  со стороны или кому-то молодому. Селекционеры они, скорее всего и не плохие, а вот в отношении технологов у меня огромные сомнения. В паспортах сортов, конечно, пишут, что они представляют засухоустойчивые сорта, а вот что формирует эту засухоустойчивость, для них оказывается даже не интересно.

В дальнейшем в течение 10 дней я докладывался на ученых советах Николаевской и Крымской опытных станций, Института орошаемого земледелия в г. Херсоне и на техническом совете Министерства сельского хозяйства. Вроде получил положительное заключение и понимание. Ну и что, где-то это нашло продолжение или государственную поддержку и применение? Как бы ни так. Вот такая злая правда нашего бытия.

 

Я неоднократно говорил о том, что традиционная технология – пахота, культивации, посев и имеющийся даже посредственный уход за растениями, все же имеют большой запас прочности ( в расчете на дурака). Что-то, упустил, что-то не так сделал, запас прочности технологии в целом вытягивает, это с одной стороны. А с другой всегда при этой технологии формируется запас плодородия за счет минерализации гумуса при  пахоте. Так или иначе, но в карман следующих поколений при таких технологиях мы   забираемся по полной программе.

Новые технологии (с минимальной или нулевой обработкой) более сложны в тонкостях, и неточности приводят к более серьезным последствиям в виде снижения урожайности. Переход на эти технологии требует серьезной ломки в сознании исполнителей, глубокого теоретического обоснования происходящих процессов в системе «почва – растительные остатки – растущие растения». А простой показ «делай как я», который пропагандируется на днях поля, где эти технологии уже прижились, практически не эффективен.

Это происходит потому, что попытавшись повторить увиденное в своем хозяйстве, и допустив какую-либо неточность в технологических вопросах, соискатели получают результат хуже ожидаемого, и на долгое время теряют желание внедрять новое. К этому тут же появляются разнообразные объяснения - от не тех почв до недостатка осадков на этой территории. Хоть сущность этих технологий как раз и направлена на улучшение почв и главное - на более экономное использование осадков.

Давайте проанализируем - может ли производство принять и освоить новые идеи и технологии? Без анализа прошлого это вряд ли получится. Итак, в СССР земля находилась в коллективной или государственной собственности. В структуре управления в хозяйствах были главный агроном, агрономы подразделений (бригады, отделения), семеновод, агроном по защите растений, возможно - овощевод или садовод и т. д. Часто руководители бригад или отделений были агрономами по специализации. Часто даже учетчик  имел хоть и среднее, но агрономическое образование. Представьте штат агрономической службы на несколько тысяч гектар земли. Кроме этого, раз в год на уровне районного управления сельского хозяйства проходили школы по обмену передовым опытом с приглашением ученых из областной опытной станции и отраслевых институтов. Круглогодично функционировала областная школа повышения квалификации. Раз в три-пять лет каждый специалист направлялся на переподготовку кадров в средние или высшие учебные заведения. Одним словом - застаиваться не давали, даже самым ленивым. В результате главный агроном в конце концов становился классным технологом.

А что же мы имеем сейчас? С целью «оптимизации» затрат небольшие фермерские хозяйства агронома не имеют в принципе. Большие хозяйства оставили номинальную должность агронома с главными задачами «бегать» по полям с целью контроля за работой механизаторов. Максимум что ему может «доверить» хозяин, так это отрегулировать норму высева и настроить технику. Стратегическое мышление - это уже не его удел, хорошо если обратят внимании на тактические предложения. Это то, что наблюдается в средних хозяйствах. Вы резонно можете спросить: а что же с крупными холдингами, где уже много десятков и сотен тысяч гектар земли? Вот тут другой парадокс. В центральные офисы взяты на работу молодые остепененные ребята (кандидаты наук), с очень приличной заработной платой, которую, если потеряешь, то есть о чем жалеть. И им совсем нет смысла искать что-то новое. Ведь новшество потребует изменений в работе и даже повысит ответственность, а зачем это надо? Зарплатой скорее рискуешь, чем приобретаешь. Поэтому создается видимость, что мы внедряем все и вся, а на самом деле бежим от нового как черт от ладана.

Если кому-то покажется, что я преувеличиваю, просмотрите в интернете требования к соискателям на должность агронома. Первым ограничением является возраст. Как правило, ищут специалиста не старше 30-35 лет. Но в этом возрасте специалисты только начинают созревать. Да это хороший «бегун по полям», но еще не сложившийся специалист со своим мнением и своим опытом.

Получается, что воспринимать нюансы нового практически некому. И поставить квалифицированную задачу для решения тоже не кому. Вот тут уж точно имеем то, что имеем.

К огромному сожалению, в независимой Украине значительно увеличилось проявление некоторых  пороков предыдущей системы, и они особенно существенно сказываются на развитии аграрного сектора:

- говорю одно, думаю другое, а делаю вообще третье;

- умные руководители не боялись брать к себе умных подчиненных, и чем глупее руководитель, тем более тщательно он подбирал себе подчиненных на уровень ниже или таких которые  не проявляют свои знания и взгляды прилюдно. В настоящее время этот подход возрос на порядок. Я начальник ты дурак, ты начальник я дурак, стало повсеместным явлением.

Конечно, у меня есть предложения возможного выхода из этой кажущейся тупиковой ситуации, но это уже тема для другого разговора.

 

Войнов Олег Анатольевич

кандидат биологических наук

8 (05161) 5 40 25; (050) 864 23 77.

E-mail - oavoinov@visp.com.ua

 

На данный момент мы дошли до такой черты, когда необходимо принимать радикальные решения. Украинская сельскохозяйственная наука, в нынешнем состоянии, полностью дискредитировала себя. Двадцать лет свободного плавания привели к совершенной деградации. Поэтому Национальную академию аграрных наук Украины необходимо закрыть как рудимент. Институты, в которых еще остались следы фундаментальных исследований, передать Национальной академии наук Украины, открыв там сельскохозяйственное отделение. Все прикладные исследования вернуть в лоно Министерства сельского хозяйства. Так или иначе, но только в этом министерстве концентрируется информация о состоянии и потребностях реального производства. Основное финансирование на исследования и заработную плату сотрудников должно формироваться из доходов, получаемых от опытных хозяйств. Эти опытные хозяйства должны стать примерными хозяйствами по использованию передовых достижений в области всего комплекса сельскохозяйственного производства. Тогда все ученые и научные сотрудники от академика до лаборанта будут заинтересованы в развитии и внедрении научных достижений и  рациональном использовании материальных ресурсов. И земля как средство производства (находящаяся в пользовании опытных хозяйств) будет служить народу Украины как источник содержания аграрного научного сообщества и примерной учебной базой для окружающих хозяйств.

Такое решение станет настоящим стимулом продвижения научных разработок и достижений в повседневную практику сельскохозяйственного производства. 

Основным фактором в изменении отношения производства к науке и наоборот, должен быть элементарный прагматизм. И первым шагом должно быть отделение действительных исследований от разговоров о науке. Самым простым здесь является получение четких ответов на вопросы:

- что изучаем;

- на какой вопрос желаем получить ответ;

- что было сделано до нас в этой области;

- какие нюансы наши предшественники не осветили.

В связи с этим хочется привести пример прагматичного подхода к исследованиям преподанный мне в Институте почвоведения Венгерской академии наук в 1987 году.. Я там был в составе делегации сотрудников Молдавской академии наук. В процессе знакомства с тематикой института выяснилось, что именно в этом году были прекращены исследования на одном из  стационаров.

 Мотивация – содержание такого стационара дорогое удовольствие для государства, а главные результаты и основные тенденции уже получены. И дай бог производству внедрить те рекомендации, которые получены по результатам исследований. Поэтому  «блохи» которые могут быть выявлены при дальнейших исследованиях,  кардинально ничего не изменят.

Вначале я конечно был шокирован. У нас в каждом институте или опытной станции свои стационары, которые планировалось содержать сотнями лет. Успокоившись и взвесив все за и против, пришел к выводу, что рациональное зерно в этом есть. Производство давно игнорирует рекомендации науки в области сохранения почвенного покрова и плодородия почв. Главная у них задача взять максимум и сейчас, а что будет далее - хоть трава не расти. И призывы опомнится никогда и ни к чему не приводили.

Поэтому в первую очередь необходима ревизия и критический подход к тематике исследований. Все не нужное и второстепенное элементарно закрыть.

 

 

Следующий важный вопрос - это фундаментальность исследований. Все стремятся свои исследования представить как фундаментальные, придумывают  что угодно лишь бы заниматься «высокой» наукой, которая «обязательно» даст результаты в перспективе, а сейчас - ну какие могут быть вопросы? Общество еще не готово принимать наши «фундаментальные идеи», для их понимания необходимы десятилетия, поэтому – мы будем изучать, а вы подтягивайтесь.

В действительности фундаментальность исследований это очень скользкая проблема, легко с пеной выплеснуть и ребенка. Но и обоснования о действительной фундаментальности должны быть хоть немного убедительными. Пора прекратить прикрывать бездеятельность лозунгами о фундаментальности исследований. Концентрироваться фундаментальные  исследования должны в Национальной академии наук Украины и ведущих ВУЗах страны. Необходимо понимать, что это эксклюзивные исследования, а не массовые, текущие и повседневные эксперименты.

Всем необходимо понимать, что такие исследования производство финансировать не будет. Они с огромным трудом соглашаются профинансировать исследования направленные на решения текущих, повседневных вопросов. Поэтому бюджет должен присутствовать в части исследований. Но основную часть наука должна зарабатывать внедряя разработки на полях опытных хозяйств. Эти земли находятся в собственности государства и предоставлены Национальной академии аграрных наук Украины в пользование. Это огромное средство производства. Такого производственного потенциала не имеет ни Национальная академия наук Украины, ни одна другая  отрасль. На сегодня эти земли являются источником обогащения весьма узкого круга «слуг народа». У них нет проблем с хлебом и мясом а также и до хлеба и до мяса.  

 

19.12.2011г.
2009-2017 © АгроВектор. All rights reserved.
КОРЗИНА ЗАКАЗОВ

Продавец Наименование Кол-во Цена  
ОЧИСТИТЬ КОРЗИНУ
ПРОДОЛЖИТЬ ПОКУПКИ
ОФОРМИТЬ ЗАКАЗ
КОРЗИНА ЗАКАЗОВ (0)
ОФОРМЛЕНИЕ ЗАКАЗА
ВЕРНУТЬСЯ В КОРЗИНУ
ПРОДОЛЖИТЬ ПОКУПКИ
ОТПРАВИТЬ ЗАКАЗ